Особое место на русской земле

Интервью с настоятелем Борисоглебского монастыря игуменом Арсением
29-1-2
Борисоглебский монастырь величественно раскинулся на берегу Тверцы. В наши дни обитель, побеждая запустение, благоукрашается, развивается ее духовная жизнь. Руководит одним из древнейших мужских православных монастырей настоятель игумен Арсений. В беседе с ним речь пойдет о жизни обители, как важной части Торжка, а также о жизни в самом монастыре – духовной и экономической. Впрочем, разговор затронул и другие актуальные духовные вопросы.
– Отец Арсений, восстановительные работы в монастыре продолжаются на протяжении нескольких лет. На каком этапе они сегодня? Какие перспективы ожидаются?
– С 2008 года монастырь участвует в федеральной программе «Культура России», которая рассчитана на восстановление памятников архитектуры, имеющих федеральное значение. Монастырь таковым и является. Ежегодно выделялось финансирование, его хватало, чтобы вести небольшие работы по реставрации.
Мы старались привлечь внимание к монастырю: организовывали и проводили различные конференции, семинары, презентации, пресс-туры, знакомили людей из разных сфер с монастырем и городом. Они неразрывно связаны между собой не только сейчас, но в историческом своем наследии.
С 2018 года финансирование было увеличено. Теперь, я думаю, будет сделано намного больше.
Если рассматривать восстановительные работы в хронологическом порядке, то он был следующим: сначала провели противоаварийные работы в настоятельском корпусе, который был в руинированном состоянии. Затем возникла необходимость в создании гостиницы для паломников, в которую преобразовался запустевший корпус напротив храма. На ее создание ушло три года, здесь организовали комфортные условия для пребывания посещающих монастырь.
Возникла потребность в организации места, где паломники могли бы обедать, отремонтированная к тому моменту братская трапезная для этого не подходила. Теперь в «Монастырской трапезной» могут пообедать не только паломники и туристы, но и, конечно же, жители города. Сейчас любой желающий, будь он паломник или турист, может приехать в монастырь, который открыт ежедневно, и где также ежедневно совершаются богослужения, остановиться в гостинице и пообедать в трапезной за пожертвования, а параллельно познакомиться и полюбоваться красотами Торжка.
За это время также был восстановлен настоятельский корпус. На это ушли последние два года.
Сейчас проводятся реставрационные работы на колокольне. Они будут проходить и в следующем году. Параллельно будет разрабатываться проект реставрации Борисоглебского собора, пожалуй, самого сложного объекта. Потом черед западной части монастырской стены, от музея до трапезной, а также Входо-Иерусалимской церкви. Проекты на эти объекты будут создаваться в этом и следующем году. Соответственно, только после этого начнется производственный процесс.
– Насколько важно для таких малых и исторических городов, как Торжок, возрождение православных святынь?
– Для меня, мое сугубо личное мнение, это восстановление исторической справедливости. Мы не застали те времена, когда все это наследие рушилось. Досталось оно нам в изуродованном состоянии. И задача, моя личная и ныне живущих, восстановить или хотя бы сохранить православные святыни. Это важно и нужно. Это история, наша жизнь, наша земля.
Мы должны восстанавливать не только стены храмов, церквей, монастырей, но и церковную жизнь. Прекрасно описывает ее в своих произведениях Иван Шмелёв. Это книги, которые читаются на одном дыхании. Там все четко и ясно написано, как жила церковь – храм Божий, приход, как жизнь человека была сопряжена с православными праздниками, постами, молитвой и бытовыми делами. И не важно, речь идет о таком городе, как Тверь, или о небольшом Торжке, или же о скромной деревеньке.
У каждого из нас должна быть в жизни еще одна важная и неотъемлемая часть – соработничество с государством по таким важным составляющим, как образование, социальное служение, благотворительность, работа с молодежью, миссионерство.
– Очевидно, что монастырь являет собой не только молитвенное помещение. Какие позитивные перемены вносит он в городскую жизнь?
– Мы принимаем у себя множество людей – иногородних, иностранных, знакомим их с историей обители, города, ведь они неразрывно связаны между собой. Такая связь для меня неслучайна. Ведь Торжок и Борисоглебский монастырь – это одно целое. Торжок – старинный город. Таков же и монастырь, который возник трудами святых подвижников-основателей – преподобного Ефрема Новоторжского, его ученика преподобного Аркадия Новоторжского. А еще их объединяет история. Город уничтожали более двадцати раз, соответственно, и монастырь тоже, но они, милостью Божией, восстанавливались, продолжали жить и действовать.
Приезжают сюда паломники и туристы, мы их знакомим с городом. В свою очередь, и горожане предлагают побывать обязательно сначала именно в Борисоглебском монастыре, который, как сейчас стало модно говорить, является «визитной карточкой» Торжка. Правда, это выражение не совсем мне нравится. Объясню почему. В культурологическом плане, оно приемлемо. Ведь приятно привезти на память о нашем городе сувенирную продукцию, магнитик, вышивку или книгу с изображением города и, обязательно, Борисоглебского монастыря. Это будут прекрасные воспоминания о Торжке, его историческом наследии. Но плохо, когда бренд становится некой коммерческой единицей. К сожалению, знаю отрицательный пример, когда изображение одного из монастырей – не нашего – появилось на алкогольной продукции. Это негативный пример использования «визитной карточки».
– Местом покаяния и даже духовной «лечебницей» можно назвать приходские храмы. А что приобретают миряне, когда приходят сюда, в монастырь?
– При церкви или храме всегда существует свой приход – община людей, которые постоянно приходят в один храм молиться, участвовать в богослужении, они также участвуют во внутренней и хозяйственной жизни. Мы в большей степени тоже действуем как приход, ведь монастырь находится почти в центре города и у нас тоже есть своя община. При этом наша обитель это все же место, где живут и молятся монахи. Здесь свой внутренний устав, свои традиции, которые передаются и соблюдаются братией, пусть даже и немногочисленной. У мирян есть возможность не просто прийти сюда, чтобы помолиться, поучаствовать в богослужении, но и хотя бы отчасти прикоснуться к этому интересному таинственному внутреннему миру монастыря.
– Отец Арсений, вы затронули тему внутренней жизни обители…
– Помните, поговорку «Со своим уставом в чужой монастырь не ходят». На самом деле, в каждом монастыре – свой устав. Они могут отличаться. Но он – внутренний, в нем отражаются особенности, традиции. К сожалению, во многом преемство почти во многих монастырях было утеряно. Остались нетронутые разрушением единицы. Псково-Печерский монастырь до сих пор живет по своему уставу, и советское время на него никак не повлияло. А еще Троице-Сергиева лавра, там сложились и до сих пор живы вековые традиции. Остальные монастыри были закрыты, а монахи разогнаны. Прошло время. Государство пошло навстречу и стало возвращать храмы и монастыри. Сюда, в обители, стали приходить люди, которые не были монахами или хранителями традиций и обычаев, они пришли из мира. И тогда и теперь стараются восстанавливать то, что когда-то было утеряно. Но речь идет не только о стенах и внешнем облике святынь, но и о внутреннем мире. Оттого и формируются нынешние внутренние уставы.
Моя задача как настоятеля этого монастыря постараться здесь создать максимально, как я думаю, семейную обстановку со своими традициями, укладом. У нас уже сформировалась, пусть и небольшая, группа людей, которые неравнодушны к монастырю и его истории, которые могут друг другу доверять по любому вопросу – будь то духовный или личного характера. Каждый приходит сюда по желанию. Он живет, молится, ну, а если он решил стать монахом, то наступает определенный подготовительный период к принятию монашества. Сроки его могут быть разными, возможно, и вся жизнь.
Человек может быть трудником, всю жизнь прожить при монастыре, но приобрести гораздо больше в духовном плане, нежели, если бы он стал монахом или священником. Господь призывает нас в разных состояниях, и мы для Бога, как мне кажется, такими и нужны. Не могут же быть все монахами или священниками. Каждый служит Богу на своем месте. Как я упоминал ранее, монашествующих у нас немного: четыре священнослужителя, один инок, один послушник и несколько трудников (обычно до десяти человек). С внутренним хозяйством и богослужебной жизнью справляемся. Есть еще штат сотрудников, которые помогают нам. Осиливаем все в меру сил и возможностей. Все получается, и Слава Богу!
– А может ли со временем количество монахов увеличится?
– Все может быть. Когда я писал свою дипломную работу, то участвовал в изучении архивов. Это замечательно и очень интересно, потому что буквально прикасаешься к истории. Так вот, за всю историю Борисоглебский монастырь был всегда малочисленным. Собственно, он и не предполагает большого количества монахов. Самое большое, которое зафиксировано в исторических документах, – 13 человек.
– Обитель ежегодно притягивает сюда не только паломников и туристов, но и людей творческих. Неслучайно монастырь много лет участвует в пленэрно-выставочном проекте «Русская Атлантида». Расскажите об этом сотрудничестве.
– Проект по своей сути уникальный. Ведь в нем участвуют как известные, так и начинающие художники. Они общаются, учатся друг у друга. А монастырь в этом плане выступает и как база, где они живут и творят, и как объект вдохновения. Участники «Русской Атлантиды» посещают разные уголки страны, выставляют свои творения также за рубежом. На память о посещении монастыря и в благодарность они оставляют картины. Часть из них уже выставлена в паломнической гостинице. Невольно вспоминается история Ниловой пустыни, где я жил и трудился в свое время. Так вот, там исторически останавливались многие великие художники, и в память о себе они оставляли свои творения. Кроме того, мы всегда рады и юным художникам. Они тоже наши частые гости: бывают у нас, творят, а заодно перенимают опыт у маститых и именитых живописцев.
– В это воскресенье ожидается приезд Патриарха Кирилла – событие волнительное для города и монастыря…
– Да, в монастыре Святейший Патриарх Кирилл совершит Божественную литургию, ознакомится с жизнью монастыря и ходом реставрационных работ, которые проводятся на территории обители. Ведь это исторически важное и уникальное с точки зрения архитектуры место. В планах также знакомство с храмами города и его святынями.
– Отец Арсений, расскажите о своем жизненном и духовном пути.
– Родом я из Смоленской области, из города Вязьма. Еще в юности пришел в храм, был певчим. Было желание и рвение всему научиться. А еще меня очень интересовала Оптина пустынь. Посещал ее много раз. В юности возникло желание где-то пожить, потрудиться во славу Божию. Таким объектом выбрал Нилову пустынь. Поехал туда на две недели поработать трудником, да остался там надолго. Меня так захватила эта вся обстановка: восстанавливающийся монастырь, немногочисленная братия, действительно интересная и уникальная атмосфера. Там я находился до марта 2010 года. И тогда, учась в Московской духовной семинарии, во время очередной сессии узнал, что меня направляют на служение сюда, в Торжок, а через некоторое время я стал наместником в этом монастыре.
Так что здесь я уже десятый год. Время летит. Особенно вспоминаю первый год, было сложно. Уныние даже напало: кругом разруха, отсутствуют маломальские условия проживания. Но, Слава Богу, добрые люди помогли, не оставили, поучаствовали. И теперь монастырь восстанавливается, радует.
– В чем видите здесь свою миссию?
– Промысел Божий удивителен. Лично я считаю, что оказался в нужном месте и в нужное время. И надеюсь, что мое пребывание, сколько бы оно не продлилось, послужит на пользу – и Богу, и людям!
Записала Светлана БЕЛОВА.
Фото из архива редакции.

http://nvestnik.ru
29-1-3
29-6-1
29-6-2
29-7-1
29-6-5
29-6-3
29-6-4
29-7-2
29-7-4
29-7-3
29-7-5

Запись опубликована в рубрике Uncategorized. Добавьте в закладки постоянную ссылку.